Я искал деньги

Я искал деньги,- глотая слёзы всхлипывал Файзулла. Если об этом узнает охрана, мне отрубят правую руку, тогда я больше не смогу помогать своей, семье.

 Семья у нас большая, а отец уже старый и не может один всех прокормить.

Поваренок, громко рыдая, бросился на землю к ногам Гоппе, умоляя простить его.

Ивану было жаль парнишку. Он хорошо знал, что такое нужда и до чего она

может довести человека. Сколько таких вот мальчишек, оборванных и голодных, похожих на загнанных зверенышей, встречал он в Ташкенте, куда

они добирались невесть каким образом, порою через полстраны, в поисках куска хлеба.

Что будем с ним делать? — уныло спросил Иван.

Все-таки его надо сдать охране, настаивал Гоппе.

Они же отрубят ему руку, здесь такой закон.

Значит, заслужил. Мы не имеем права вмешиваться в их порядки.

Но мы погубим его семью!

Почему мы? Может быть, он все врет. Откуда мы знаем, что у него на

уме и что он искал? — Гоппе посмотрел на Ивана, но, не выдержав его взгляда, отвел глаза в сторону и махнул рукой Файзулле.

— Ладно. Иди. И чтобы больше я тебя не видел.

Тринадцать дней провел отряд в Maзари-Шарифе. Столько времени понадобилось для того, чтобы привести в порядок снаряжение и хорошо подготовиться к длительному и трудному пути через Гиндукуш.

Караван покинул город ранним утром. Дорога вела на восток.Рядами тянулись арыки. Постепенно растительность начала исчезать. Стебли сожженной солнцем травы жесткой шетиной покрывали землю.

Иван посмотрел на ехавшего рядом с ним Камала и спросил:

Чему ты улыбаешься?

Так, вспомнил. Ты ведь не знаешь, что в Кабуле уже была одна летная

школа?

И кто же там преподавал?

Некий Александр Городецкий — эмигрант из Термеза.