Вручённое нам диво

Вручённое нам диво. Вадим Сафонов

Мне наплевать, что березки стоят как невесты, мне одно: сколько кубов древесины я с них возьму.

Человек, сказавший так (я сам слышал, было это лет 10—12 назад) — даже не просто сказавший, а точно с вызовом провозгласивший,- не был ни дремучим дикарем, ни карикатурным бюрократом вроде тех, чьи лики украшают страницы «Крокодила».

Это был культурный, отличный работник в своем деле, с довольно известным именем — острый разговор касался новой повести одного из самых тонких наших писателей, беззаветно влюбленного в природу своей Родины — общей нашей Родины.

Имена здесь не имеют значения. Но помню, как и тогда поразила меня чудовищная фраза.

Прозвучала в ней как бы особая философия, и, думается, от такой философии не стоит и нельзя походя отмахиваться, она укоренена шире и глубже, чем кажется (хотя вряд ли часто выступает она вот так, с открытым забралом).

Философия же эта вот какая.

Полезность природы в том, что она — хранилище сырья и ресурсов: черного и белого угля, руд, строительных материаллов, ископаемых драгоценностей, ветров и течений, которые можно взнуздать. Кладовка. Больше никакой полезности

в ней нет.

Помню еще — прозвучавшая фраза показалась мне под стать фото, которые мелькали в газетах: «Еще вчера тут шумел лес,_а теперь…››

И подчас то, что изображалось на фото, поневоле заставляло задать вопрос:

— Да хорошо ли, что сведёп лес? Стоило ли именно тут”

И не ради нового красавца города, не ради важного завода…

А может быть, следовало получше обдумать, как оосвоить этот, судя по всему, прекрасный уголок земли?

ВЬІХОДИЛО, что расточались те самые ресурсы,

за которые ратовали сторонники «практического» подхода к ней.

 

Они представляли бездонную бочку — достанет и нам, и детям нашим, и внукам. Но в

«бочке» там и сям показывалось дно…

Трудно отыскать слова, чтобы оценить значение прямой, материальной полезности природы. Даже сейчас, во времена беспримерного научно-технического переворота, когда человек-творец сам создает, синтезирует нужную ему вторую природу.

Здесь не с чем спорить. Речь идет о бережности. И о том, что — как ни колоссальна она – далеко не исчерпана необходимость для нас — для человечества, для счастья людей — и «польза» природы.

Природа — это еще и радость, нежная и мощная, ни с чем не сравнимая и никакой иной не заменимая красота.

От гимнов древнего человека и до строк, написанных в наши дни, вся мировая поэзия, литература, все искусство пронизано дыханием этой красоты. И она стала частью нас самих, частью нашей души, элементом воспитания чувств, формирования сознания. И нельзя отнять ее без выхолащивания души.

Природа — могучий источник оздоровления человеческого организма. Сегодня, когда и медициной произнесено слово «ландшафтотерапия», мы начинаем яснее понимать,

что такое целительная сила природы, которая гораздо больше, чем даже сумма составляющих ее элементов (<<солнце,воздух и вода››).

Нашей эре геологи справедливо присваивают имя Человеческой. То, что сделано людьми, уже видно не то что с Луны, но и с Марса: города, гигантские заводы, пути, искусственные моря, массивы полей. Это как флаг человека над планетой!

Человечество — высший цвет жизни. И тем наложена на него ответственность (которая лежит именно и только на нем — не с кем ее разделить) – ответственность за остальную <<младшую›› жизнь на земле.

Природа — не наш общий враг. Она подопечна. Она вручена нам.

Несколько лет назад журнал «В защиту мира» нанечатал статью о видах, нацело истребленных.

Неожиданного там не было, но, собранные вместе, факты истребления составили

потрясающий мартиролог. В числе уничтоженных не только редкости, обитатели ограниченных районов, вроде стеллеровой морской коровы, но и затмевавшие небо американские перелетные голуби. На ниточке держаться другие животные.