Страсти Самуила Лурье

Письмо это не просто попало к Герману Грэфу, но облетело весь Интернет. Оно интересно само по себе не только истерически-саркастическим стилем, но и отдельными фразами, которые ниже выделены. В нём, как в капле воды, отражается вся суть российского либерализма. Приведём наиболее характерные выдержки:

«Многоуважаемый (нет, лучше все-таки дорогой) господин Греф!

Я – Самуил Лурье,РУССКИЙ ЛИТЕРАТОР, ОЧЕНЬ МАЛО ИЗВЕСТНЫЙ (Вам – наверняка нет), но все-таки профессионал: полвека печатаюсь, полтора десятка книг, премии (потешные, конечно), — словом, потратить на мое письмо минуты четыре даже такому важному человеку, как Вы, НЕ ЗАПАДЛО.

В настящее время я проживаю в Америке, «лечусь» от cancer’a в этой щедрой, великодушной, милосердной и человечной стране…

А денег семье не оставляю. Не заработал за всю жизнь. И я подумал: ХОТЬ ШЕРСТИ КЛОК. И выслал моей сестре в СПб. доверенность, чтбы она успела получить недозабранную (за год, кажется) пенсию. Речь идет о сумме, ЕДВА ЛИ ПРЕВЫШАЮЩЕЙ ДНЕВНОЙ ЗАРАБОТОК. (Ну ладно: у уборщицы, может, месячный).

И сестра пришла с доверенностью в Сбербанк. Где ее, конечно, завернули: попросили подождать десять дней. Которые необходимы для проверки. Потому что, — сказала старухе оператор или как ее, длинноногую:

— Такую бумажку может изготовить любой.

А я-то не знал: в Сан-Франциско ездил, к консулу (чтобы заверил), и деньги платил…

ГРОШОВЫЙ И ГНУСНЫЙ РАСЧЁТ ПОНЯТЕН: я умру раньше, или сестра, не дай Бог, заболеет и не доедет до Старо-Невского. Они спишут эти деньги как выморочные и потом как-нибудь перепишут на себя, на банк, не знаю…

Поймите правильно: я вовсе не жалуюсь на эту компанию бездельников на Старо-Невском. Я даже считаю, что они ПОСТУПАЮТ ПРАВИЛЬНО, СВОИМИ МЕТОДАМИ РАЗРУШАЯ ЭТО ОТВРАТИТЕЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО. Я приветствую саботаж и коррупцию и с удовольствием наблюдаю за пандемией глупости.

… ни страны, ни погоста, ни государства. Есть только ГБ, НАЦЕЛЕННАЯ НА ЕДИНСТВЕННУЮ ЗАДАЧУ: УНИЧТОЖИТЬ НА ПЛАНЕТЕ ЗЕМЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ ЦИВИЛИЗАЦИЮ. И что бы мы ни делали, мы фактически работали на нее, рабы.

Да и на деньги мне, если честно, плевать: есть прекрасные дети. Но все-таки отдайте. Это мое. У Вас (хорошо, у вас, согласен, наверное, разница какая-то есть) они пойдут на убийства и на выплату страховки за лошадиные призы, то есть опять-таки на убийства. Не позволяю.

… чтобы минут через десять после получения Вами этого письма группа хорошо одетых людей вывалила из конторы на Старо-Невском и кортеж полетел на Шоссе Революции, где живет сестра… Извиниться, вручить цветы, вообще ни разу не хамить. Не скрою: не возражал бы и против небольшого веселого (не траурного!) оркестра. Пожалуй, клезмеры тут были бы хороши.

Ну, посмотрим.

Самуил Лурье 27 июня 2015. ПАЛО АЛЬТО, Калифорния.»

Прочитав на сайте «Эха Москвы» этот слёзный вопль из далёкой Калифорнии, автор, признаться, несколько оторопел. От прихлынувших чувств-с… вс… Чувства эти поначалу были пёстрыми и смешанными, в них мелькали обрывки, как это всегда бывает, литературных и прочих, в том числе и личных ассоциаций. Сразу как-то припомнилось из любимой антисоветской классики:

«Вся история ревдвижения в России, партийной борьбы и Советской власти в
фотографиях и картинках. Вольтер. „Радищев едет из Ленинграда в Сталинград“.
» Ленинский огромный лоб". «Сталин поет в Горках „Сулико“. „Детство Плеханова и Стаханова“.
»Якобы голод в Поволжье и на Украине". «Мама Миши Ботвинника на
торжественном приеме у гинеколога»…

Частушечки, совсем неглупые:

Свершив террористический налёт
Слиняли Палиевский и Куняев
Эх, был бы Феликс, взял бы негодяев!
Но Феликс, к сожалению, не тот…

Несколько удивило употребление литератором-профессионалом блатной фени в официальном, по сути дела, письме крупному чиновнику. Если ему такое «не западло» открыто писать, то в каких же выражениях, интересно, он с людьми с глазу на глаз общался? «Слышь, морда, отзынь на три лаптя»?

Лурье, Лурье… не в литературных источниках мне эта милая фамилия попадалась. Нет, ну может вышеозначенный Самуил Лурье и писатель, просто лично я, извините за серость, такого писателя отчего-то не читал. Да люди много пишут, и всегда писали, всё перечитать – жизни не хватит. Грациан Бальтазар – потрясающий был писатель. Века прошли, а до сих пор читается. Читал кто-нибудь? Наверняка немногие, да и мне его книга попалась случайно. А тут Лурье…

Потом вспомнилась Анна Ларина. Это третья по счёту жена виднейшего теоретика партии Николая Ивановича Бухарина. Того самого, который считал расстрел средством воспитания нового человека из человеческой массы и автора таких вот проникновенных воспоминаний:
«Кто, как не Ленин, обокрав сначала эсеров, а потом и меньшевиков, стукнул им всем по голове, взял в руки дубинку и даже с нами разговаривал лишь после того, как он сам все решит. И мы молчали и подчинялись, и все, вопреки теории и программе, получалось великолепно! Деникин под Тулой, мы укладывали чемоданы, в карманах уже лежали фальшивые паспорта и „пети-мети“, причем я, большой любитель птиц, серьезно собирался в Аргентину ловить попугаев…»

Ну да, кто — попугаев в Аргентину, кто — бабочек в Пало Альто… Да, а мадам Ларина кроме того была ещё и Лурье, по отчиму, поскольку её взяла на воспитание тётка, сестра матери. А товарищ Лурье был профессиональный революционер, из соратников Николай Ивановича, любителя попугаев. Вообще-то он был Юрий Ларин, так он свои газетные статьи подписывал, но родился он как Ихил-Михл Залманович Лурье.

Родился в семье инженера, публициста и поэта Соломона Аркадьевича Лурье. Племянник книгоиздателей Александра Наумовича и Игнатия Наумовича Гранат. С юности, несмотря на тяжёлую болезнь — прогрессирующую мышечную атрофию, участвовал в местном социал-демократическом движении, в 1901—1902 годах возглавлял социал-демократов Одессы.

В 1903 году был сослан на 8 лет в Якутскую губернию, однако в следующем году бежал из ссылки в Швейцарию (поскольку Ларин всю жизнь передвигался с трудом, его фактически вынесли на руках, в корзине для белья, его товарищи по побегу). В 1905 году нелегально вернулся в Россию, вёл подпольную работу в Санкт-Петербурге, Феодосии, Киеве, Баку, Харькове, Тифлисе. В 1913 году был арестован повторно, но по состоянию здоровья освобождён и выслан за границу.

«Куда мы шли — в Москву или в Монголию, он знать не знал, паскуда, а я тем бо-ле-е…»

Вот это только при царе и было возможно. Побег в бельевой корзине из Якутии в Швейцарию (оно же рядом), арест — и высылка за кордон по состоянию здоровья. Германия, Швеция… это на какие же шиши? Он же ходить не мог и, значит, не работал? Жаль, по слабости здоровья не дотянул Ихил-Михл до 1937 года. Там бы он поехал подлечиться. На Колыму.

Жил со своей женой Еленой в Германии, откуда был выслан в начале первой мировой войны и переехал в Швецию. В 1916 году жил в Стокгольме. Под фамилией Лурье сотрудничал в газете «Русские ведомости» и журнале «Вестник Европы». В то же время под фамилией Ларин сотрудничал в революционной прессе.

В 1917—1921 годах — член президиума ВСНХ. Один из создателей Госплана, с ноября 1921 года — член его президиума. Ни хрена себе, прыжок из бельевой корзины…

Интересно, что когда Е. Преображенский в 1921 году предлагал создать марксистский экономический научно-исследовательский институт, Ленин вычеркнул Лурье и Д. Б. Рязанова из числа предложенных Преображенским членов института с пометкой: «Это не подходит».

Ларин-Лурье являлся одним из сторонников полной ликвидации денежноrо обращения. Он доказывал необходимость скорейшеrо перехода к прямому распределению благ и услyг, осмеивал коммерческий расчёт и сводную торrовлю, стал одним из вдохновителей подготовки проекта решения, по которому съезд Советов должен был объявить отмену денежноrо обращения в России…

Вот так вот. Не нужно России денежное обращение. Осуществление на практике таких мер вело к параличу всей хозяйственной жизни и к возвращению к эпохе натурального обмена, как во времена Римской империи на землях славян-антов.

Так что товарищ Ленин в корень смотрел, вычёркивая его к чертям из списка. Вместе с Рязановым. А Рязанов, кстати — это не предок нашего любимого режиссёра Эльдара Рязанова, совсем нет. Это Давид Борисович Гольдентах, один из виднейших теоретиков маркситского социализма. Тот самый, что в 1925 году Сталина по плечу хлопал и покровительственно говорил: «Коба, кончай прикидываться, теория и ты — это просто смешно…» Расстрелян в 1937 году в Саратове.

И вовсе не потому, что Коба не терпел панибратства, нет. Просто когда по запросу Гольдентаха была закуплена в Европе библиотека социалистической литературы, то в СССР она прибыла отчего-то на английском миноносце. Как будто у военного флота Ея Величества Королевы Великобритании других задач нет, кроме как всякую дрянь в Россию возить по просьбе какого-то теоретика. Думаю, что и у следователей НКВД тоже возникли к Гольдентаху непраздные вопросы по этой части.

Впрочем, какое это всё отношение имеет к автору письма? Да никакого. Так, вспомнилось. Вспомнились однофамильцы литератора, создававшие «отвратительное государство». И пандемия ума по поводу попытки отмены денег.

Но пока народ на сайтах письмо комментировал, банки, Грефа, дураков и дороги проклинал, пришло из-за океана печальное известие:

«Писатель Самуил Лурье завещал развеять его прах в Калифорнии над городом Пало Альто, сообщил нашему телеканалу его друг петербургский историк Яков Гордин. Он держит связь с родными Самуила Лурье в Америке. День, когда пройдет траурная церемония, пока не назначен.

Самуил Лурье — выпускник ЛГУ, редактировал отдел прозы в журнале «Нева», участвовал в создании журнала «Постскриптум», сотрудничал с альманахом «Полдень. XXI век». Печатался в газетах Петербурга, Таллина, Москвы, Парижа под псевдонимом С. Гедройц. Входил в состав жюри премии имени Андрея Сахарова «За журналистику как поступок» и премии «Русский Букер».

Ну вот, русский литератор, а пожелал чтобы его прах над Пало Альто развеяли. Честно говоря, желание несколько эгоистическое – почему мирные американцы должны дышать этой пылью, или прах какого-то Лурье – это целебное снадобье? Индира Ганди, целый премьер-министр, и та завещала, чтобы её прах над Гангом развеяли, то есть над рекой, а не над жилым городом. Ну ничего, пусть американцы прочихаются.

Блоггеры, впрочем, отреагировали адекватно:

«Очень интересная взаимосвязь у г-на «Русского писателя»Самуила Ароновича Лурье. Ему в рядовом отделении Сбера, у которого более 10000 отделений по стране по первому требованию бабки не выдали. Сразу вывод — ГБ хочет разрушить весь мир, а Греф днем и ночью не спит, все думает, как бы у бедного «русского писателя» бабки стырить. Вывод. Во всем виновата Россия — ее нужно уничтожить. Вся надежда на «самую милосердную » страну в мире. Господа, я не бот и в ФСБ никогда не состоял, но то, что вы выдаете за политборьбу, на самом деле лишь забота о деньгах. Вот и Греф ответил, извинился. И баблосы выдали. Все в порядке… Сейчас позвонил более чем десятку моих друзей (образованных людей). Такого «Русского писателя» никто из них не слышал. Уж извините… »

Или вот ещё:

«Сам факт письма плевок в общество!

Весь расчёт на не сформированное представление о публичных обращениях вообще, и переписке в частности. Греф, даже если и краем уха услышит о таковом письме, просто обязан оставить такую бестактность без ответа.

Бестактность заключается в самом факте такого письма, в самом его наличии. Для устранения недоразумений или недопонимания по существу каждого вопроса, есть установленные формы банальной официальной деловой переписки. Более того, таковая переписка является и может являться документальной основой для дальнейших действий сторон. И нельзя подумать, что старому хитрому Самуилу Ароновичу ничего этого не известно.

Сто лет назад вся родня Самуила Ароновича взяли Россию на одну мякину, равенства и братства основанным на всеобщей свободе и демократии, сегодня уже какая по счёту мякина предлагается, и ведь никак не жрут эту мякину 90% населения России, на Украине сожрали, а Россия чем отличается?

Когда родственники Самуила Ароновича брали банки Российской Империи, они не думали, не переживали, что миллионам людей не достанутся их деньги… Делайте выводы, как вас всех разводят и за кого держат, товарищи русские придурки!»

Нашлись, впрочем, и апологеты, и тонкие ценители:

«Последним прочитанным мною текстом Самуила Ароновича Лурье было его письмо в некое российское учреждение – то ли в банк, то ли в министерство, то ли в какой другой мелко-поганый клоповник. Отправленное из Калифорнии, это письмо содержало просьбу вернуть оставшейся в Петербурге сестре писателя какие-то пенсионные гроши и полушки, накрепко зажатые монументальными ягодицами бюрократии.

Чтобы было понятно, о ком идет речь, поскольку далеко не все слышали об этом человеке:

Покойный Самуил Аронович Лурье был выдающимся филологом, писателем, эссеистом, литературоведом. По безупречному чувству языковой материи, по дух захватывающей свободе владения словом, по уровню интеллекта и способности формулировать самые тонкие и дальние мысли рядом с ним можно поставить разве что Юрия Михайловича Лотмана, другого великого еврея русской культуры…»

Вот, наконец-то всё и прояснилось. Лурье — это второй Лотман. Ясно. А Лотман… ето хто? Но это уже дело десятое. Далее:

«Как и многие другие, он мог бы сказать о себе словами Пушкина: «Черт догадал меня родиться в России с душою и с талантом». Или предсмертными словами Александра Блока, ушедшего, кстати говоря, ровно тогда же, в седьмой день августа: «Слопала-таки поганая, гугнивая родимая матушка Россия, как чушка своего поросенка»… Мог бы, но это было бы неполной правдой. Полная правда Самуила Лурье включает в себя еще и выбор – тот, какого не было ни у Пушкина, ни у Блока. Он выбрал остаться, хотя и умер не в любимом Петербурге, а в калифорнийском Пало-Альто. Чушка даже не стала его лопать – просто выплюнула куда подальше и продолжила самозабвенно хрюкать в своем заросшем навозом хлеву. По сути, Лурье был с нею до конца, накрепко привязанный к грязным жердям пеньковой веревкой русского языка. Хорошо, что смерть разрубает любые веревки…»

Всё верно. Только в России такое отношение к себе и терпят. Тут и Пушкину бы можно было возразить — а ты бы, Александр Сергеич, родился бы в Африке-то, там бы ты стал и поэтом, и камер-юнкером, и в царский Лицей пошёл бы учиться, и на красавице бы женился… чё не родился? Ну был бы ты не Александр Сергеевич, правда, а какой-нибудь Уэлеле Набабе, или, скажем, Нудзомо Ебину, или, на худой конец, Аппасанджо Апакуку. Тоже красиво!

Осталось только обратить внимание на последние, самые последние строчки письма Самуила Лурье. Писал нам ныне покойный русский литератор из самого Пало Альто.

Понятно? Непонятно… Ещё раз повторяю – Пало Альто! В переводе с испанского – «высокое дерево». Как, опять неясно?

Просто мне в том Пало Альто бывать довелось. Я сам там жил около трёх месяцев. Пригороды — Пало Альто, Монтерей, Менло Парк – это южные роскошные богатые районы Сан-Франциско. Здесь расположен знаменитый Стэнфордский Университет и несколько прекрасных госпиталей. Население Пало Альто состоит в основном из студентов и людей старшего и преклонного возраста. Детей практически нет. Квинтэсснция западного индивидуализма, нам и так хорошо, на хрен тут ещё эти дети… Погода – 20-25 градусов тепла круглый год. Вечное лето. Дождей не бывает. Воздух сухой и тёплый. Вдоль прекрасного шоссе Эль Камино Реаль чередой стоят жилые невысокие, крытые красной испанской черепицей дома, супермаркеты, рестораны, бары, роскошные магазины, бассейны. Местечко себе под старость товарищ правозащитник Лурье выбрал хорошее. Ну вроде как некогда Ильич – Лозанну.

Одна беда. Хорошее место, но дорогое. Я, помнится, снимал там студию, однокомнатную клетушку, недалеко от Стэнфорда, рядом с гигантской пальмовой аллеей. Дешёво, совсем дёшево по калифорнийским меркам, скромно – за 1800 долларов в месяц. За те же деньги в Чикаго можно снимать пятикомнатный пентхауз с бассейном на крыше. Но это в Чикаго, а в Калифорнии дешевле нету. Дальше – только дороже. Благоустроенный домишко более похожий по габаритам на российский гараж, по-над-морем, стоит полтора лимона зелени. В среднем у семьи на рент там уходит порядка 3000 долларов в месяц. На троих где-то. А если ещё старики-родители? А ведь ещё надо есть, одеваться, машину бензином заправлять. Цены на еду в Калифорнии в полтора-два раза выше, чем в среднем по Штатам.

Одним словом, чтобы жить в Пало Альто, надо иметь минимальный доход порядка 70 000 долларов в год. Не ниже. Около 5000 в месяц. Иначе, окажетесь на улице, под мостом. Там, правда, тепло, ночью светлячки летают. Кстати, бездомных в Сан-Франциско, в гуманной стране, целая армия. На них, правда, никто не обращает внимания, не более, во всяком случае, чем на енотов или белок.

Нетрудно видеть, что «прикованый раком к постели» товарищ Лурье, в деньгах не нуждался, да он и сам написал, что плевать ему на деньги, иначе бы ему было не до поездок к консулу, бумажки заверять. Чем платить деньги за доверенность, лучше бы отослал их сестре, если она так нуждалась, а ему самому деньги вовсе и не нужны.

К тому же, когда Лурье пишет, что денег он семье не оставляет, ибо не заработал, то не надо эту фразу воспринимать слишком буквально. Всё дело в том, что он понимает под словом «деньги». Потому что есть люди, для которых и 50 миллионов долларов – это не деньги. Помню одного старого узбека, он всё причитал – «у меня под Кокандом малэнки домик»… Несколько лет спустя попал я как-то раз в тот «домик»… В нём мог свободно разместиться ангар для небольшого самолёта и в нём вольготно жила семья численностью в 17 человек. Это в советские-то времена! Не у каждого состоятельного американца и сейчас есть такой дом. Так что всё относительно.

Про то, как ГБ весь мир повоевать хочет, а цивилизацию уничтожить — эту паранойю, вызванную возможно, старческим делирием на фоне приёма химиотерапии, можно не комментировать.

Да он же больной был. «Савсем пальной, пальница нада…»… Не будем, однако, ёрничать, рак – дело суровое, да вот только медицина в Америке платная. В госпитале в Пало Альто день пребывания стоит 5000 долларов. Это без осмотра врача, без таблеток-капельниц, без обследований, просто – на койке полежать. И в госпиталь, если нет страховки, без начального взноса в 3000 долларов вас просто не положат. Знаю, сталкивался. Всё вместе – порядка 10 000 в день. А лежал-то товарищ Лурье ведь несколько месяцев. Посчитайте! Понятно, у детей страховка на него была, но ни одна страховка в Америке не покрывает полностью всех медицинских расходов. Треть суммы за лечение родственники всё одно остаются должны.

И вот после всего этого он ещё надрывно пишет – «отдайте, это моё»? Нет, деньги, хоть и малые, лишними не бывают, это понятно, но зачем из этой грошовой истории делать общероссийскую демонстрацию? И если старушка сестра так бедствует в «этой стране», то отчего прекрасные племянники из Пало Альто ей не помогут?

Затем, что это не более чем разборки между либеральными патрициями, которым и дела нет до наших плебейских расчётов. «Собрались аристократы, были все они богаты, беден был лишь Иванов Иван…» Если в этой истории вдруг всплывёт ещё и английский миноносец, на всех парах везущий получку из России в Пало Альто, то сильно не удивляйтесь. Это всегда так было. Нищий эмигрант Вовка Бланк прибывает в пломбированном вагоне на Финляндский вокзал после 18 лет отсутствия, а ему тут же броневичок подогнали, чтоб выступил. Товарищ Лурье всю дорогу в России печатался, в комитетах заседал, в Питере 4-х комнатную квартиру имел, а от рака он в клиниках Пало Альто лечился. В гуманной стране. В отвратительной стране лечиться не стал, это так понятно… Во-первых, надо показать – я вхож к консулу! Я вам покажу! ХХХамммыыы… Да вы извиниться должны! Принародно!!! Где Феликс?! Совсем оборзели, страх потеряли?!

А Греф тут же и извинился. Лично ответил. И ещё какой-то чинуша извинился. Тоже публично. Тень миноносца… Интересно, что с той девкой сделали, что старушке грубо ответила. Был бы 17-й, или, скажем, 33-й год – ой, закатали бы, ой, набегалась бы с тачкой по Беломорканалу… Задайте себе вопрос, если кто из нас, грешных православных, Грефу письмо напишет, он нам ответит?

P.S. Своего мнения ни в коем случае не навязываю, но рекомендую — если не читали великого эссеиста и критика Лурье, второго Лотмана, то найдите текст на Интернете и почитайте. Хотя бы «Литератор Писарев» или критику Омара Хайама. Далее 3-х страниц читать невозможно. То и дело словечки — «да на фига», «типа» и прочее. Безупречное такое чувство языковой материи. Эстет и лингвист. «Западло», слава Богу, больше не встречалось. Лучшее в тексте — цитаты из самого Писарева. Честное слово, приходилось читать более талантливые школьные сочинения на эту тему. «Великим» графомана Лурье обьявила его братия, обсевшая тёплые места по журналам и комитетам. И премии его, это он сам верно подметил, именно «потешные»…

Тексты статьи новости рассказы экономика жизнь
***