Организовать летную школу

Мы пришли для того‚ чтобы организовать у вас летную школу, поделиться с вами нашими знаниями.

И будем рады, если наши знания помогут афганскому народу, стремящемуся к миру и счастью…

Под натянутыми тентами, на коврах, стояли подносы со сладостями, с фруктами и лепешками. В стороне дымились медные котлы с аппетитным пловом, кипели многоведерные пузатые самовары.

Чучин, сидевший рядом с Камалом, чувствовал себя неловко. Аванес Баратов переводил Гоппе, который беседовал с министром, а второй переводчик

остался на берегу с красноармейцами, помогавшими афганцам разгружать

каюки.

Перспектива была не из приятных человек тебе улыбается, а ты не имеешь

возможности даже словом с ним перемолвиться.

Но опасения Чучина оказались преждевременными. Камал, внимательно

рассматривавший нагрудный знак Чучина — свидетельство об окончании

школы высшего пилотажа B Упевене,вдруг просиял и спросил по-английски:

Вы учились в Англии?

— Йес‚- кивнул Чучин.

Давно? — поинтересовался Kaмал, обнажив в улыбке крепкие блестящие зубы.

B 1917-M,- улыбнулся в ответ Иван.- Я провел там полгода.

Я в это время тоже жил B Англии‚- обрадовался Камал‚- изучал литературу и журналистику. Потом сотрудничал в газете «Светоч знаний» у Махмуд-бека Тарзи. Вы, наверное, слышали о Тарзи? — выпучил он глаза на Ивана.

Камал произнес это имя с таким почтением, что у Чучина не хватило духу

признаться, что о Тарзи он слышит впервые.

Журналист сдвинул черные брови. Лицо его стало серьезным.

— Тарзи замечательный человек, — произнес он‚- умный. Много языков знает, пишет прекрасные стихи, переводит на дари романы Дюма и Жуля Верна.

Бывшему эмиру Хабибулле-хану не нравилось, что Тарзи в «Светоче знаний» слишком энергично нанимал англичан, а Аманулла-хан, как только пришел к власти, изменил всю политику и назначил Тарзи министром иностранных дел.

Станица 22