Обманом, уговорами, силой оружия

Обманом, уговорами, силой оружия

Видел старый Темур Кубанович еще «махаджирство». Тяжелые времена. Обманом, уговорами, силой оружия османцы заставили абхазцев переселяться в Турцию.

А тех, кто сопротивлялся,- manna нагайка, пуля, петля. Только ночь да высокие непроходимые горы были на стороне смельчаков, не желавших покидать землю отцов, к которой по преданию был прикован Прометей и которую абхазцы любовно называли «Апсны» — страна души. Ночь и горы спасли от переселения семью Ванача.

Сам не знаю, как вырвался вопрос: Дедушка, а вам царя пришлось видеть?

Оказалось, видел. Фронтовое начальство решило показать царю отличившихся в боях солдат. Отозвали в тыл георгиевских кавалеров, помыли, приодели. Потом провели репетицию -~ как
бы чего не случилось. Удивленные и обрадованные свалившимися на них благами — тишиной, обильной едой, чистотой, они терпеливо повторяли вслед за учителями: «Рады стараться!» Громко кричали «ура» и старательно, в одну глотку пели: «Боже, царя храни…»

Однажды утром их повезли на железнодорожную станцию. Построили на перроне, приказали: «Ждите». Терпеливо, молча стояли. Затем из остановившегося поезда вышла группа военных и направилась к солдатскому строю. Среди блистающего наградами верховного начальства выделялся высоченным ростом один генерал.

Его-то Темур и принял за самодержца. Но это был великий князь.

А сам-то царь‚- со смехом рассказывал дедушка‚- оказался маленьким, мне по грудь.

Прошло почти семь десятков лет с тойвстречи, скоро исполнится 65 лет с тех пор, как вообще исчезли с русской земли цари, но непримиримо, вопреки утверждению, что время все сотрет, говорит о них испытавший самодержавные «блага» человек. И это закономерно.
Ведь, несмотря на награды, на пролитую в боях кровь, жизнь Темура Кубановича, да и большинства его земляков, была постоянной борьбой за кусок хлеба.

Тысячами злых хищников налетали князья, помещики, жандармы и клевали здоровое тело народа, его душу и сердце. И кто знает, сколько бы веков длились эти мучения, если бы не пришли в горы большевики. «Никто не даст нам избавленья,- пели они‚- ни царь, ни бог и не герой. Добьемся мы освобожденья своею собственной рукой…»

Четок и размерен день 116-летнего Ваначи. Ранний подъем, работа, еда, отдых, работа. Сон. И так изо дня в день.
Иногда приезжают товарищи по ансамблю долгожителей, напоминают: «Сегодня концерт». Он быстро собирается, надевает черкеску, башлык.