Небо снова затянуло тучами

Едва присели, Микола сразу же накинулся на Левшова: 

У, боягуз проклятый! Штоб твоего батька трясця…

Микола замахнулся и еше раз произнес: — У!.. Левшов отшатнулся, зажмурил глаза.

Что случилось? — спросил Павел.

— Струсил он, вот что, — с трудом разлепила почерневшие губы Нина

— Засунул голову в грязь и лежит… Вот Микола и дал ему ума…

Я спросил:

— Микол а, когда это ты успел научиться из пулемета стрелять?

— Навчился, — отвечал Микола.- Очи е. Бачил, як другие роблять,- ну и запамятал!

 

Небо снова затянуло тучами, и опять начало моросить. Кругом все было мокро: трава, деревья, мы сами. С ветвей свисали крупные капли и каждый кустик при малейшем прикосновении обдавал дождём.

Мы оказались в скверном положении.

 

Ясно, уж если немцы забрались в лесные дебри и заняли Конинские хутора, то в селах-то наверняка стоят крупные силы, того и гляди начнут прочесывать лес. Продовольствия у нас почти не было — по нескольку сухарей на брата. Мы вымокли с ног до головы, вымазались грязью, очень устали.

А сейчас, после смертельной опасности, только что пережитой нами, усталость чувствовалась ещё больше. Нужно было что-то предпринимать.

-Я, Павел, Васька Кузнецов и Микола устроили военный совет.

Вытащив завернутую в кусок непромокаемой ткани от минного мешка топографическую карту, я осторожно развернул ее.

— Куда двинем, Микола?

— А шо нам треба, товарищ командир?

За меня ответил Павел:

— Нам, Микола, надо отдохнуть, подзаправиться и назавтра обязательно выйти на железку.

Микола помолчал, сдвинул свою кепчонку на нос, почесал «в потылице».

— Ось шо, наконец проговорил он.- Ведаю я одно доброе мисце. Е тут у лиси невеличкий хуторок биля Польской Гуры…А Да ни, на плане не шукайте, все одно нема. Ще як началась вийна, з нашего села выехал туды один дядько… Уж там нимец не найде — за то я голову кладу… Тильки…

— Ну что — только? Не тяни!

— Тильки не ведаю я, чем ций дядько дыше… Мутный якись вин. .

— А далеко ль до хутора?

— Километров з десять. По той бок шляху.

Решили идти к хутору. Все равно другого выхода у нас не оставалось: прежде чем идти на дорогу, нужно было обязательно отдохнуть.