Министр образования Васильева приоткрыла свою либеральную сущность

Долгое время министром образования и науки в нашей стране был Дмитрий Ливанов. Пожалуй, самый непопулярный министр во всём кабинете, или один из самых, вызывавший своей работой на посту министра целую волну критики. За свой либерализм, приверженность ЕГЭ, реформу РАН и позицию по целому ряду политических вопросов.
И вот – свершилось! Аккурат перед выборами в Государственную Думу председатель партии «Единая Россия» Дмитрий Анатольевич Медведев вдруг предложил Президенту сменить министра образования и назначить на вакантное место Ольгу Васильеву. Она сразу же начала выступать в различных СМИ с заявлениями и инициативами, которые большинство людей восприняли положительно: возможный отказ от ЕГЭ и возрождение письменных и устных экзаменов, защита детей от Интернета введение занятий общественно полезного труда, создание производственных бригад, повышение престижа учительской профессии и заявления о том, что образование – это не услуга. Многим импонировала и здоровая, на первый взгляд, позиция нового министра по ряду вопросов русской истории (в частности, отношение к личности И.В. Сталина), и уважительное отношение к православию. Положительному восприятию народом Васильевой способствовало и то, что она сама – бывший учитель и научный работник, а значит – знакома со спецификой сфер образования и науки не понаслышке.
Однако, пожалуй, ещё совсем рано радоваться тому, что у нас, наконец, появился здравомыслящий и правильный министр образования – такой, каким он и должен быть в представлении большинства наших граждан. Поскольку кандидатуру нового министра предложил… Дмитрий Медведев, лидер «Единой России», и по совместительству – премьер-министр, или наоборот. А значит некий «подвох» рано или поздно должен был проявиться. И он проявился.
Сегодня вышло большое интервью г-жи Васильевой на «Интерфаксе». В котором она уже совсем по-другому говорит о Сталине, чем это цитировалось в СМИ раньше. Вот цитаты из её интервью:

— Ольга Юрьевна, недавно в Орле был открыт памятник Ивану Грозному. После этого стали много говорить о «сталинизации» общественного сознания. Позвольте вас спросить о вашем отношении к Сталину?
— Так мы о Грозном или о Сталине?
— Эти темы взаимосвязаны.
— Чтобы стало понятно. Две мои работы – кандидатская и докторская – посвящены истории Русской православной церкви, патриотическому движению в годы войны. Я занималась этой темой – церковь и власть, церковь и Сталин – почти 25 лет. Поэтому тут я могу вам рассказать очень многое. В 1943-1953-х годах этот тиран и прагматик использовал потенциал Русской православной церкви для организации послевоенного мироустройства. Уникальность этого десятилетия заключается в том, что интересы правителя и церкви совпали.
Но как я могу относиться к Сталину, человеку, тирания которого очевидна? Человеку, на совести которого (и не только на его совести) жертвы политических репрессий. Но при этом мы должны согласиться, что этот человек – государственник. Я его обычно называю большим политиком с большим-большим знаком «минус». Это мое отношение, поэтому вряд ли тут можно меня считать сталинисткой.

Обратите внимание на то, какие слова она употребляет по отношению к Сталину: «тиран и прагматик», чья «тирания… очевидна», «человек, на совести которого жертвы политических репрессий», «большой политик с большим-большим знаком “минус”».

Употребляя такие слова в отношении великого государственного деятеля русской истории, Васильева раскрывает свою либеральную сущность, поскольку примерно такие же слова употребляют в отношении Сталина и либералы, для которых Сталин – тиран и виновник репрессий, как, впрочем, конечно же, и Иван Грозный. А значит новый министр образования – из того же лагеря, что и бывший министр Ливанов, Дмитрий Медведев и многие другие деятели либерально-патриотической партии «Единая Россия».

Можно много спорить и приводить какие-то другие цитаты и высказывания Васильевой, но здесь, как говорится, — прямая речь. Смотрите сами, читайте сами. Журналисты «Интерфакса» эти цитаты из неё не вытягивали – сама сказала.

Говорить такие слова в отношении Сталина может только человек, впитавший в себя либеральные мифы и очень плохо разбирающийся в истории. Не понимающий сути исторических и политических событий того времени. Когда шла жестокая борьба между государственниками и ставленниками мирового капитала – троцкистами, правыми им подобными. Когда страна стояла на пороге страшной войны. Когда в Европе Гитлер подминал по себя целые страны и отправлял людей в концлагеря, а в Германии был нацизм, основанный на теории расового превосходства.

Именно благодаря заслугам и личному вкладу этого «политика с большим знаком минус» страна смогла одержать победу в жесточайшей многолетней войне, какой ещё не знала наша история, и выйти из неё ещё более сильной, чем на момент её начала, с армией в центре Европы. Именно благодаря ему и его личному участию страна смогла достичь выдающихся успехов в развитии промышленности, науки, сельского хозяйства, культуры и искусства и многих других сферах. Именно благодаря ему удалось уберечь страну от расчленения руками троцкистов, бухаринцев и зиновьевцев вкупе с иностранными банкирами, от оккупации, передачи её в иностранное управление, ресурсов и предприятий – в иностранные концессии, а народ – от геноцида. Именно благодаря Сталину наша страна смогла в удивительно короткий срок выйти из разрухи и упадка после революции, гражданской войны и нэпа и стать державой номер один или номер два, оказывающей влияние на полмира, ставшей центром мирового социалистического движения; страной, с которой многие другие страны и народы брали пример. С нами считались, нас боялись, нас уважали.

Можно ли охарактеризовать такого человека как «тирана»? Разве что подцепив либеральный миф и продемонстрировав слабость характера и готовность быть конъюнктурщиком (говорю, что модно и что хотят услышать). Думала, что многие с ней солидарны и считают Сталина кровавым тираном? Ошибочка вышла.

Если бы не Сталин, то у нас бы не было ни великой страны, ни великой истории, ни великого народа. А было бы лоскутное одеяло из многих государств и протекторатов, являющихся колониями западных держав, с населением, занимающимся рабским трудом с сохой за тарелку каши.

Время, на которое приходилось правление Иосифа Виссарионовича Сталина, было трудным и тяжёлым не только для нашей страны, но и для всего мира. Это было время кризиса мировой капиталистической системы, голода и разрухи, передела карты мира, появления агрессивных идеологий, разгула шпионов и диверсантов, больших и малых военных конфликтов, вплоть до крупнейшей за всю историю Второй мировой войны. И это время требовало соответствующих, порой жёстких методов решения возникающих проблем. Иначе – гибель. Гибель государства, гибель народа, гибель идей справедливого общественного устройства без власти крупного капитала.

В любом случае, Сталин проводил определённые решения не от себя лично, а как руководитель государства. Государства большого и богатого, чьи богатства и обширные территории привлекали многих. Так называемые «репрессии» — это выдуманное на Западе пропагандистское клише – на самом деле были ни чем иным как судебными процессами. С судьями, обвинителями, свидетелями, защитниками, протоколами. И протоколы этих открытых заседаний даже издавались стотысячными тиражами. На них в большом количестве приглашали иностранных журналистов. Эти процессы не были креатурой лично Сталина. В этом был задействован и Хрущёв, и многие другие партийные деятели. Но Хрущёва не называют тираном, потому что он был слабым политиком. Это было частью механизма государственного управления. Были ошибки, были просчёты. Но и виновные получали по заслугам: были расстреляны Ягода и Ежов. Либералы не любят называть вещи своими именами: вместо того, чтобы говорить об уничтожении врагов народа (как их тогда и называли), предателей, изменников, вредителей, шпионов и диверсантов, они говорят о «политических репрессиях». А что тогда вообще есть не «политические репрессии» по их мнению? Посадить мелкого воришку, укравшего бутылку водки или хулигана, разбившего окно? А посадить укравшего миллионы или пустившего под откос пару-тройку поездов с людьми – политические репрессии?

И всё это Васильевой непонятно? Если так, то похоже, что нам всё-таки нужен другой министр образования. Который бы правильно оценивал и понимал исторические события – в особенности нашей недавней истории. И чья позиция бы настолько сильно расходилась с позицией подлинных патриотов своей страны. И уж во всяком случае хватит нам уже либералов в министерстве образования.

В дополнение – вот ещё одна цитата из этого интервью:

«В 1917-м году, придя к власти, большевики сделали очень простую вещь — прервали преемственность с дореволюционной историей. Это был политический шаг. В 1931-м году Сталин выступил перед работниками советской промышленности и сказал, что история у нас есть. И преемственность была восстановлена. Начиная с 1935-го года, в общественном сознании опять появляется понятие государственного патриотизма, на котором поставили крест в 1917 году. Сталин как прагматик прекрасно понимал, что впереди страшная война и нужна мобилизация, в том числе и духовная. Отсюда картины в кино, отсюда поэмы и фильмы об Александре Невском и Иване Грозном».

На это хочется сказать, что такие действия Сталина были продиктованы отнюдь не прагматизмом, а логикой исторического развития нашей страны того времени. Стремлением воскресить и возродить великую русскую культуру, уничтоженную в пылу революции и гражданской войны. Именно на время, когда у власти находился Сталин, приходится колоссальный расцвет русской культуры, искусства, науки и т.д. Комментарии, как говорится, излишни. Если же следовать такой логике, то может быть и обучение Сталина в духовной семинарии тоже было продиктовано прагматизмом? А если нет, то почему человек, окончивший духовную семинарию, не мог испытывать уважение к церкви?

Подводя итог, можно добавить, что если уж Васильева, при всех своих положительных инициативах, не до конца разбирается в отдельных вопросах истории, то лучше бы она их не комментировала, а если она так говорит о Сталине – то она министр образования с большим-большим знаком минус.

Будет ли она дальше делать подобные заявления или ограничится этими – посмотрим, но определённые выводы сделать, пожалуй, стоит.

Фото — liveinternet.ru

Тексты статьи новости рассказы экономика жизнь
***