Микола не разделял общих сомнений

Только Микола не разделял общих сомнений и был неколебимо уверен, что взрыв обязательно произойдет.

— Ще выбухне! От побачите, ще выбухне! — твердил он.

Сидеть и ждать было просто невтерпеж. Я решил выйти на железную дорогу и посмотреть, что там происходит.

— Пойдешь со мной? — спросил я Миколу.

— Пиду! — с готовностью отвечал он.- А може, вы мени стрельбу дадите?

Я попросил Сентяя, и он дал Миколе винтовку, отобрав ее у одного из своих подчиненных.

Вдвоем прошли мы сто метров, отделявшие нас от опушки, раздвинули ветки и увидели железную дорогу. На путях стоял человек в немецком кителе и рассматривал что-то у себя под ногами: «Заметил мину!» — догадался я.

— Це зализничный полицай! — шепнул Микола.- Наймит нимецький! Зараз побигне, скаже!

Я выступил из кустов, поднял автомат к плечу и скомандовал:

— Руки вверх! А ну ко мне!

Полицай вздрогнул. Поднял голову. И вдруг побежал.

Терять было нечего. Я нажал спусковой крючок. Очередь заставила его споткнуться, но он не останавливался. Еще минута и он исчезнет за поворотом. Я слал ему вдогонку очередь за очередью. Но то ли оттого, что я торопился, то ли он был уже вне досягаемости автомата, попасть я не мог.

Рядом хлопнул одиночный винтовочный выстрел. Полицай упал, скатился в кювет и замер. Я посмотрел на Миколу: он поднимался с колена. В руках у него дымилась винтовка.

— Готов! — сказал Микола- Зараз идем быстрей!

Со станции захлопали выстрелы. Кашлянул миномет. Над головами прошелестела мина и гулко рванула где-то позади. Единым духом добежали мы до своих.

Задерживаться нельзя было ни на минуту. Сентяй выслал вперед походное охранение, и мы двинулись в обратный путь.

Я шёл последним. На душе хуже некуда. Вот тебе и пробная установка новой мины! И что теперь мы доложим Егорову.

Микола, понимая мое состояние, шел рядом и старался меня успокоить:

-Та вы не журитесь! Вона ще выбухне! Ось побачите?

—Эх, Микола, Микола! Ничего-то ты, друг, не знаешь!

— Выбухне! Ось побачите! не сдавался Микола.

Мы уже подходили к противоположной опушке, когда позади вновь раздался шум поезда. На сей раз никто даже не обернулся.

И Вдруг ударил взрыв! Его звук, глухой и тяжелый, прокатился по лесу, плеснул воздушной волной в уши и умчался в чашу!

Микола закричал:

— Ура! Сработала! А я что казав?!

Группа остановилась.

— Вернусь! — сказал я Володе.—~ А вы идите в лагерь!