«Мифоборчество» Бильжо и Зоя Космодемьянская

Художник-карикатурист, в прошлом психиатр, Андрей Бильжо на днях отличился громким заявлением в интервью порталу The Insider относительно девушки-партизанки Зои Космодемьянской, казнённой гитлеровцами за линией фронта 29 ноября 1941 года в подмосковной деревне Петрищево: «Сейчас я расскажу страшную, крамольную вещь, которая взорвет интернет и меня, но, слава богу, я сейчас нахожусь далеко. Я читал историю болезни Зои Космодемьянской, которая хранилась в архиве психиатрической больницы им. П.П. Кащенко. В этой клинике не раз лежала до войны Зоя Космодемьянская, она страдала шизофренией. Об этом знали все психиатры, которые работали в больнице, но потом ее историю болезни изъяли, потому что началась перестройка, стала просачиваться информация, и родственники Космодемьянской стали возмущаться, что это оскорбляет ее память». Перед этим он ещё сказал, что «мифотворчество» — это бред, как у больного».

Попробуем разобраться. Умиляет уже начало повествования этого «айболита» про его «нахождение далеко». Чего бояться, если говоришь правду? Более того, он даже пост с публикацией этого интервью через некоторое время удалил со своей страницы в Фейсбуке.

Вот только правда в том, что никто окончательный диагноз шизофрения Зое Космодемьянской не ставил хотя бы потому, что иначе она просто не смогла бы попасть в разведывательно-диверсионную часть 9903. Какой-нибудь карикатурист, в принципе может страдать шизофренией, но никак не боец подразделения, забрасываемого за линию фронта. Это ведь не штрафбат.

История с психиатрическим диагнозом Зои появилась на страницах газеты «Аргументы и факты» в 1991 году: «Перед войной в 1938 — 1939 гг. 14-летняя девочка по имени Зоя Космодемьянская неоднократно находилась на обследовании в Ведущем научно-методическом центре детской психиатрии и лежала в стационаре в детском отделении больницы им. Кащенко. У нее подозревали шизофрению. Сразу после войны в архив нашей больницы пришли два человека и изъяли историю болезни Космодемьянской. Ведущий врач НМЦ А. Мельникова, С. Юрьева, Н. Касмельсон». То есть история болезни Зои была изъята после войны ещё до рождения Бильжо (1953 год), а не в начале перестройки. Да и шизофрению лишь подозревали, но никак не диагностировали. Однако подлинность и этого документа подтверждена не была. Так что же на самом деле читал наш «айболит» и читал ли вообще?

По свидетельству матери Зои, Любови Космодемьянской, у дочери в 1939 году действительно проявилось некое нервное заболевание, вылившееся в большие трудности в общении со сверстниками: девушка постоянно была одна и жаловалась, что ее никто не понимает. Ей не нравилось непостоянство подруг: сегодня девочка поделится своими секретами с одной подругой, а завтра — с другой. То есть, она просто требовала честности от окружающих. На следующий год Зоя перенесла острый менингит, после которого проходила реабилитацию в санатории по нервным болезням в Сокольниках, где одновременно с ней лечился писатель Аркадий Гайдар, и они много разговаривали.

Далее градус абсурда повествования Бильжо только возрастает: «Когда Зою вывели на подиум и собирались повесить, она молчала, хранила партизанскую тайну. В психиатрии это называется «мутизмом»: она просто не могла говорить, так как впала в «кататонический ступор с мутизмом», когда человек с трудом двигается, выглядит застывшим и молчит. Этот синдром был принят за подвиг и молчание Зои Космодемьянской. Хотя, на самом деле, она наверняка была смелой, и для меня как психиатра и человека, который очень сердечно относится к душевнобольным, понимая их страдания, это ничего не меняет. Но историческая правда такова: Зоя Космодемьянская не раз лежала в психиатрической больнице им. П.П. Кащенко и переживала очередной приступ на фоне тяжелого мощного потрясения, связанного с войной. Но это была клиника, а не подвиг давно болевшей шизофренией Зои Космодемьянской».

Ну, я понимаю, чисто по-человечески, что очень сложно представить, как можно держаться под пытками, которыми подвергли юную партизанку. Не сомневаюсь, что наш дорогой «айболит» орал бы так, что его услышал бы сам Верховный в Кремле. И с отмороженными, как у неё, ногами ходил бы точно с трудом. Вот только Зоя не молчала, как пишет Бильжо! На допросе она назвалась Таней. Военный корреспондент «Правды» Пётр Лидов, первым описавший подвиг героини, писал: «Хозяевам дома было приказано выйти в кухню, но все-таки они слышали, как офицер задавал Татьяне вопросы и как та быстро, без запинки отвечала: «нет», «не знаю», «не скажу», «нет», и как потом в воздухе засвистели ремни, и как стегали они по телу». А на утро следующего дня её ещё и спрашивали, где находится Сталин. На что Зоя ответила: «Сталин находится на своём посту!». Разговаривала она и с русскими жителями дома, в котором её держали немцы.

А на эшафоте, который Бильжо явно глумливо назвал «подиумом» (ну не мог же он так глупо ошибиться), Зоя Космодемьянская произнесла пламенную речь, призывая жителей деревни сопротивляться захватчикам, и сказав: «Это счастье – умереть за свой народ!». И это подтверждают многочисленные задокументированные показания свидетелей её казни. Потом, один из них рассказывал Петру Лидову: «Её вешали, а она речь говорила. Её вешали, а она всё грозила им…». Где этот «айболит» увидел «кататонию» с «мутизмом»?! О какой «исторической правде» он может говорить?

В далёком 1991 году на страницах «Аргументов и фактов» какой-то писатель Александр Лазаревич Жовтис состряпал статью про те события, заявив, что в ноябре 1941 года немецкие войска в деревне Петрищево не останавливались. Но это «мифоборчество» было с треском опровергнуто ещё живыми на тот момент старожилами, рассказы которых включил в свою книгу «Зоя Космодемьянская. Правда против лжи» журналист и писатель Виктор Кожемяко. Теперь же дело Жовтиса и ему подобных решил продолжить Андрей Бильжо, поддерживающий либеральную оппозицию, для которой нападки на советских героев типичны.

Кроме того, в интервью украинскому порталу LB.ua Бильжо заявил: «Я все время говорил, что для инфантильных народов – таким является народ России, и украинский народ тоже – опасны победы. Представьте себе этот дикий эмоциональный подъем: Олимпиада, а потом Крым, теперь история на Донбассе. Причина здесь – инфантилизм и психоз… У украинцев положительная пассионарность – откуда все эти оранжевые революции, Майдан, нежелание подчиняться, а желание некой свободы – оказалась выше, чем у российского народа. В России мощная пассионарность, но она, к сожалению, с отрицательным знаком. В России – да, подъем, да, имперское сознание, да, русский мир. Но для меня это все звучит довольно страшновато». Видимо, и память о советской героине Зое Космодемьянской режет глаза этому «айболиту»!

Но всё же возникает вопрос: неужели Бильжо на пару с Жовтисом забыл, что сотворили с его народом те, с кем сражалась и от кого геройски приняла смерть Зоя Космодемьянская, а также те, чьи портреты носят сейчас по улицам украинские «пассионарии»? Не подлечить ли этому «айболиту» собственную совесть?

Тексты статьи новости рассказы экономика жизнь
***