Мелехово с городами и весями

Мелехово с городами и весями

На сентябрь 1982 года была назначена встреча ветеранов 262-й дивизии с учащимися
школы, посвященная 60-летию образования СССР.

Составили эскизы 10 отделов экспози-
ции и 12 витрин. Приготовили около
пятидесяти листов фанеры, напилили
две тысячи реек два сантиметра на один,
и все это нужно было обжечь паяльной
лампой, покрыть лаком, где скроить,
где распилить и смонтировать. Только
стенку из реек нужно было приготовить
в 32 метра длиной.
C начала нового 1981/82 учебного
года начался монтаж. Может быть, он
продолжался бы дольше, но на сентябрь
1982 года была назначена встреча ве-
теранов 262-й дивизии с учащимися
школы и района, посвященная 60-летию
образования СССР, приглашения на
которую были уже разосланы. Отсту-
пать, как говорится, было некуда.»
Костяк всего был смонтирован к весенним
каникулам, оформлены стенды:

«Здесь живут наши
ветераны» большая карта нашей
страны, и красная линия соединяет наш
поселок Мелехово с городами и весями,
где живут ветераны, которым посвящен
музей. Ниже карты- «Они создавали
музей» фотографии четырех поколе-
ний следопытов. Другой стенд расска-
зывает о походах по местам револю-
ционной, боевой и трудовой славы со-
ветского народа.

Их совершено 12, и
они расположены в хронологическом
порядке: подробный маршрут и фото-
графии с пояснениями и газетные статьи
об этих походах. Следующий стенд-
«Не стареют душой ветераны» — фото-
графии встреч с ветеранами в Москве,
Калинине, Витебске, Демидове, Литве,
в нашей школе.

Над входом в музей плиты, на кото-
рых строки из «Реквиема» P. Рождест-
венского, слева от двери монумент
солдат в каске, годы 1941-1945-й и ча-
ша с Вечным огнем.

Включается фонограмма (ее текст со-
ставляли сами, подобрали музыкальное
сопровождение) — звучит траурная ме-
лодия, медленно открывается дверь, и
перед вами мемориал с Вечным огнем,
направо и налево от него миниатюрные
тумбы с названиями городов, которые
освобождала дивизия. Розовым светом
освещаются плиты с фамилиями ветера-
нов, которых разыскали следопыты (их
несколько сот). По верху, на черном
стекле, выпукло: «Никто не забыт, ничто
не забыто».

Остальные отделы экспозиции затем-
нены.