Ранним июньским утром

Ранним июньским утром 1921 года

военлет Иван Чучин — пилот наводив-

шего ужас на басмачей самолета «Крас-

ный победитель»

спешил в штаб Тур-

кестанского фронта. Яростное ташкент-

ское солнце слепило глаза, лицо обда-

вало горячим сухим ветром. То и дело

отирая рукавом взмокшее от пота лицо,

Чучин быстро шагал по пыльным ули-

цам.

Перед зданием штаба Чучин столк-

нулся со знакомыми механиками. Они

хотели его о чем-то спросить, но Иван

проскочил мимо.

Потом поговорим,- буркнул он

на ходу. Времени было в обрез, а Федор

Жаров, комиссар воздушных сил Тур-

кестанского фронта, любил, чтобы во

всем была точность.

Раз вызвали тебя к 9.00, хоть кровь из носу,

но в 9.00 будь как штык.

Жаров, всегда приветливый и весе-

лый, на этот раз выглядел озабоченным.

Садись — хмуро кивнул он на

кожаный диван, над которым висела

занимавшая полстены карта Азии, сам

уселся в кресло, достал из кармана

вышитый мелкими незабудками кисет

и не торопясь принялся делать само-

крутку

Hy как, не надоело отдыхать?

хмурясь, выдохнул он с клубом табач-

ного дыма.

Чучин усмехнулся.

Помнишь песенку: «Понапрасну

Ваня, ходишь, понапрасну ножки

бьешь»?

Так это про меня. Две недели

как из госпиталя выписали, а машину

не могу выбить,- ответил он и, вздох-

нув, добавил: — Сам знаешь: я без

самолета не могу. Мне летать надо.

Летать тебе пока не придется, а

дело поручим действительно серьезное.

— Жаров поднял кверху дымящую-

ся цигарку — Отправишься в Афгани-

стан. Будешь открывать в Кабуле лет-

ную школу.

Слова комиссара прозвучали на-

столько неожиданно, что Иван не сразу

осознал их смысл.

Значит, как боевой летчик я уже

не гожусь, списать меня решили?

вырвалось у него- Но ведь я же здо-

ров, совершенно здоров, и лет-то мне

всего двадцать пять?

Жаров резко поднялся, с прищуром

глянул на Чучина.

Ничего-то ты не понял, Иван,

протянул он с укором. To, что ты в

бой рвешься, это хоршо. Но сейчас новые времена наступают.

Страница 2