Два уровня: социальный демонтаж и цивилизационный выбор

«Самый сложный и большой вопрос, который мы затронем здесь лишь частично, – объяснить, почему в 1970-1980-е годы большая часть советских граждан оказалась так восприимчива к идеям, которые были «упакованы» в знакомые лозунги социализма и справедливости, но по сути отвергали главные принципы советского жизнеустройства. На мой взгляд, психологические защиты против таких идей утратили силу в результате мировоззренческого кризиса, вызванного сменой образа жизни большинства населения в ходе форсированной индустриализации и урбанизации. Этот кризис модернизации требовал преобразования идеократической системы легитимации советского строя, сложившейся в 1920-1940-е годы, которая апеллировала к традиционным общинным ценностям. […] На деле те философы, которые в 1950-е годы «обратились к истинному Марксу», не то чтобы получили возможность выработать на основе текстов Маркса антисоветскую версию среди нескольких. Приняв его категориальные схемы, они неизбежно должны были отвергнуть советский строй как реакционный («хуже капитализма»). Именно по этой причине Плеханов и меньшевики отвергли Октябрьскую революцию и даже призывали социалистов Европы к походу против советской России. По этой же причине основные коммунистические партии Западной Европы – Франции, Италии и Испании – заняли антисоветскую позицию и приветствовали ликвидацию СССР (совершив политическое самоубийство, т.к. эту позицию не поддержала база этих партий). Надо прямо сказать, что главным идейным оружием антисоветской элиты во время перестройки был антисоветский марксизм. Он парализовал советских людей, которые с колыбели росли под портретом Маркса».

Это очень важная мысль Сергея Георгиевича Кара-Мурзы, которая говорит о том, как искусно и мастерски можно использовать идеологическую конструкцию, догму, заточенную под одну цель (при Сталине — строительство великой империи), для достижения ровно противоположной (в позднесоветское время — крушение этой империи). То есть как в рамках одного и того же учения происходит борьба извечных сил.

Поэтому анализируя непосредственно социальную методику сборки-разборки государства/народа/цивилизации (что само по себе крайне важная задача, поскольку этим инструментом надо научиться владеть, как владеют им наши враги), необходимо всё-таки учитывать, что есть уровень гораздо более глубокий и вечный. Советский проект и его идеологический корпус в видимо марксизма-ленинизма, хорошенько изменённого Сталиным, безусловно, исчерпал себя — не по социальным и экономическим причинам, а по причинам куда более глубоким: он перестал соответствовать новому этапу развития российской цивилизации. В этом смысле он был обречён, хоть социально и экономически обладал потенциалом и мог быть изменён и переведён в другие формы. Однако это не решило бы главной задачи, стоявшей перед русским человеком — отказа от идеи построить рай на земле и созидания на основе обретения своих высших ценностей.

В то же время это не оправдывает предательства позднесоветской власти, криминальной революции и геополитической катастрофы развала великой империи. Преступления Чубайса и Ко — это отнюдь не закономерный итог развития нашей цивилизации, как в этом сам он постоянно убеждает всех, но та «раковая опухоль», которая воспользовалась нашей временной слабостью, переходным моментом, и заполонила собой ключевые точки управления системой, провозгласив себя хозяином.

Источник: русский мальчик

Тексты статьи новости рассказы экономика жизнь
***