До свадьбы

Петр Алёшкин До свадьбы

С самого утра на улице было нестерпимо душ но. Особенно жарко было в котловане, где стояли три огромные цистерны, предназначавшиеся для горючего. Чтобы железные тела цистерн не брала ржавчина, их битумом и бризолом изолировало звено Трофимыча.

Цистерны раскалились на солнце. Женьке Селезневу казалось, что внутри их горит костер. Он видел, как Малыш, на козлах рядом с Трофимычем, глотнул воду из бутылки и полез на

цистерну. Женька догадался, что Малыш проверял, не закипит ли вода.

Сегодня Селезнев принимал ведра со смолой, которые ему на веревке Витя Кулинич, самый молодой парнишка подавал.

Витя подбрасывал куски битума в котел, поддерживал огонь, набирал в ведра смолу и носил Женьке.

Чтобы удобнее было опускать ведра, Женька лопатой выровнял стену, но все равно ведро цеплялось за глину и жидкий битум выплескивался, отчего вся стена была в черных кляксах. Женька осторожно снимал ведро с крючка и нес к козлам. При не осторожном движении битум лился на брюки.

 

Здесь, в котловане, не чувствовалось даже слабого ветерка. Женька часто облизывал сухие обветренные губы. Но он старался не думать о бутылке с водой, которая стояла в тени

возле стены. Все равно через минуту снова захочется пить.

изредка смахивал пот со лба, сбегающий струйкой. В армии он притерпелся к постоянно мокрому от пота телу, привык.

Служил Женька в Средней Азии, неподалеку от строящегося газопровода.

Куда хуже было работать вчера, когда дул ветер. Он подхватывал пыль с края котлована и осыпал работавших внизу.