Березовский уже не обижался

Березовский уже не обижался

Березовский уже не обижался и смеялся со всеми. А сейчас в его глазах загорелся живой, неподдельный интерес.

-Товарищ сержант, да вот он сам сюда идет.

Гурьев оглянулся и различил в темноте шлепающего по сухой глинистой прогалине верблюда.

— Седай! — заорал Сухенко и легко вскочил на спину оторопевшему животному- На нем и до дому можно ехать.

Березовский уже не обижался

Но верблюд явно не собирался везти командира второго отделения сержанта Сухенко в сторону столицы Украины. Его изумление, столь робкое вначале, переросло в гнев, верблюд пытался ухватить зубами сапог бесцеремонно взобравшегося на него всадника. Сухенко отбивался ногой.

-Ах ты, образина! Гвардейца-десантника везти не хочешь? Но, цоб-цобе!

Верблюд вытянул шею и издал хриплый булькающий звук, похожий на те, которые производит раковина, втягивая остатки воды.

— Лягай!- завопил неудачливый кавалерист и сиганул в траву.

Но верблюд, возмущенный выше горба, и не думал оставлять в покое обидчика. Он погнался за ним, высоко поднимая гутаперчевые ноги, мягко шлепая широкими подошвами. Дружный

хохот огласил темноту.

— Это еще что за ярмарка? Гурьев, почему до сих пор не готовы ходы сообщения? Почему бруствер не замаскирован?

— Перекур, товарищ лейтенант. Грунт очень твердый.

— Вам ли говорить о твердом грунте, вы уже службу кончаете. Рядовой Паршин, почему окоп до сих пор не закончен?

Глаза Бруева видели в темноте, как днем, голос звучал хлестко, с легкой дрожью. Он только что вернулся с НП и был чем-то расстроен. Наверное, ему напомнили о Корнышеве.

— Гурьев, выделите солдата для получения сигнальных ракет.

— Кутузов, ко мне.

— Есть!

Бруев с Кутузовым, уже закончившим работу, направились к старшине роты. И тут из темноты вынырнул Сухенко.

~- Ушел? — громким шепотом спросил он.

-~ Ты о верблюде или о взводном? — ответил Туз вопросом на вопрос, затаптывая сигарету.

Кончай балагурить, Туз. Паршин, почему возитесь с окопом?

— Да у меня тут настоящий гранит, товарищ сержант. Уже черенок лопнул и штык погнулся, а ему хоть бы что.

— Попробуйте копать в стороне.

— Пробовал, товарищ сержант.

Гурьев спрыгнул в окоп Паршнна.